Взлететь или прогореть: как работают венчурные инвестиции

Взлететь или прогореть: как работают венчурные инвестиции

Фото: Chris Hondros / Getty Images

Получить быструю прибыль в обмен на финансирование — звучит заманчиво. Но если речь идет о венчуре, то тут риски огромны — можно лишиться всего. РБК Тренды выяснили, в чем выгоды и опасности венчурных инвестиций

Венчурные инвестиции (от англ. venture — рискованное предприятие) — это вложения в развивающийся бизнес или стартап, о перспективах успешности которого пока ничего не известно. Основное отличие таких инвестиций от обычных скрывается в потенциале проекта. Если рискованное предприятие найдет правильную бизнес-модель для масштабирования, то оно сможет стать крупным игроком рынка, а инвесторов ждет прибыль, иногда в тысячи раз превышающая вложения. В случае с обычными инвестициями вкладчик рассчитывает на стабильный, но не сверхвысокий доход, однако и риски такого предприятия, как правило, гораздо ниже.

Плюсы и минусы венчурного инвестирования

Если предприятие ждет успех, то впоследствии свою долю в нем можно будет продать с огромной выгодой. Подобным образом поступили некоторые соинвесторы Zoom, Uber, Slack и Airbnb, когда эти компании взлетели. Например, в Google инвестировали двое, сумма вложений каждого составила $100 тыс., а текущая капитализация компании превышает $1 трлн. Индекс The Cambridge Associates US Venture Capital, который отслеживает результаты порядка 1800 американских венчурных фондов, демонстрирует, что средняя доходность венчурных инвестиций составляет 14,34% годовых за последние десять лет и 34,43% годовых за 25-летний период. За тот же период индекс крупнейших компаний S&P 500 показал 10,17% и 9,6% доходности соответственно.

Итак, основной плюс венчурного инвестирования — это высокая и быстрая доходность. Ее уровень может значительно превысить сумму вложений в течение уже первых нескольких лет. Средний срок нахождения инвестора в проекте составляет около пяти лет.

  • Высокий риск. Согласно статистике, 75% венчурных проектов не возвращают деньги вкладчикам. 20% стартапов терпят неудачу в течение первого года, 30% — в течение двух, 50% — за следующие пять лет.

Фото:Unsplash

Синюшин поясняет, что в венчурных инвестициях недостаточно изучить отчетность компании за несколько лет и сделать прогноз на несколько лет вперед. «Именно поэтому на ранних стадиях наиболее удачливые венчурные инвесторы выходят из бывших предпринимателей», — отмечает он.

  • Долгое ожидание. Некоторые проекты быстро взлетают, но отдельным предприятиям нужно время «на раскрутку», иногда достаточно длительное.

По словам Константина Синюшина, когда человек получает в стартапе миноритарную долю (не позволяющую напрямую участвовать в управлении), он должен понимать, что успешному проекту нужно быстро масштабировать свой охват рынка и выручку, чтобы стать интересным для стратегического инвестора с большим капиталом. Когда эта цель будет достигнута, частный инвестор сможет выйти из проекта, продав свою долю стратегическому инвестору, который владеет блокирующим пакетом акций.

  • Мошенничество. Иногда под венчурными проектами скрываются финансовые пирамиды. В этом случае возникает опасность лишиться всех денег.
  • Большой объем самостоятельной работы.

Константин Синюшин говорит: «Найти хороший проект сложно, поскольку все ранние стартапы малопубличны, а несколько похожих стартапов сложно сравнивать между собой. Для частного инвестора это практически вторая самостоятельная работа на полный день, и ее тяжело совмещать с другим бизнесом или работой по найму».

  • Порог входа. К примеру, для участия в проектах «ВТБ Капитал Управление активами» в рамках первого этапа привлечения инвестиций допускаются только физические лица, которые могут инвестировать минимум ₽15 млн.

Как вложить деньги

Начать инвестировать во время IPO, когда компания публично продает свои акции, либо на раннем этапе стартапа в роли бизнес‑ангела. Однако на этой стадии суммы инвестиций должны быть выше.

В основном, инвесторы вкладывают деньги через венчурные фонды. В 2020 году на них пришлось 75% финансирования стартапов. Это максимальный показатель с 2012 года. Фонды собирают деньги с нескольких инвесторов, а затем распределяют их между потенциально успешными проектами. Однако у российских организаций довольно высокий порог входа — от $500 тыс. Самыми активными фондами в России стали AltaIR Seed Fund, Day One Ventures, Runa Capital, Target Global, DST Global.

Существуют также клубы инвесторов (Московский клуб инвесторов, InvestPeople, Rusinvest), которые помогают подбирать подходящие проекты, а также курируют сделки за проценты. В таких клубах есть возможность участия в синдицированных сделках, когда объединяются несколько инвесторов. Порог входа в клуб гораздо ниже, но уровень участия в процессе намного выше, чем в случае с фондом. Оно предусматривает личные встречи, презентации, деловые поездки и бизнес-игры.

Константин Синюшин поясняет, что можно существенно снизить риски за счет синдикации сделок, то есть вкладывать, например, по $5 тыс. в проект. Инвесторы получат меньше денег на каждого, зато они смогут поделить свои вложения на несколько проектов.

«Предположим, у вас запланирован выход из десяти венчурных проектов через пять лет. Тогда ваши вложения должны за все это время утроиться исходя из нормы 25% годовых и без учета плановых потерь на девяти неудачных проектах», — объясняет эксперт. По его словам, еще одно преимущество этого метода состоит в том, что в синдикате не надо искать, куда вложиться, так как он, как правило, строится вокруг основного опытного инвестора, который уже нашел «проект мечты».

Наконец, поиском проектов можно заниматься самостоятельно на конкурсах стартапов, в акселераторах и бизнес‑инкубаторах, в соцсетях и профильных медиа.

Фото:Shutterstock

Синюшин выделил несколько составляющих успеха проекта:

  • оригинальная бизнес идея, которая привлекает широкую аудиторию;
  • удачная бизнес-модель монетизации этой идеи;
  • эффективная юнит-экономика проекта, когда заработать на одной условной операции он может не менее чем в пять раз больше, чем себестоимость этой операции;
  • оригинальная технология, защищающая проект от быстрого копирования;
  • эффективность команды проекта, которая должна развернуть масштабный бизнес без потери качества сервиса.

Плюсы и минусы для компаний

Многие стартапы не могут взять кредит в банке, так как не располагают материальными активами в качестве залога. В этом случае единственной возможностью привлечь средства оказывается венчурный капитал.

Надо понимать, что венчурных инвесторов интересуют далеко не все отрасли, а только самые перспективные. Это могут быть информационные и облачные технологии, полупроводники, биофарма и возобновляемая энергетика.

Плюсы привлечения такого капитала следующие:

  • это мощный источник финансирования, который не накладывает обязательств на автора проекта — инвесторы добровольно принимают все риски потери денег на себя;
  • венчурные капиталисты могут помочь знаниями, так как зачастую являются экспертами в данной отрасли; они могут привести свою сеть контактов;
  • венчурные инвесторы обычно имеют крепкую репутацию благодаря строгому надзору со стороны регулирующих органов.

Минусы:

  • потеря контроля и права собственности, так как автор идеи передает инвесторам акции своей компании в обмен на финансирование. Если инвесторы получат больше акций, чем соучредители, то последние могут потерять право собственности на свою компанию;
  • некоторые инвесторы соглашаются дать проекту деньги только при включении в штат своего сотрудника, который будет следить за процессом;
  • венчурные капиталисты могут отказаться подписывать соглашение о неразглашении, и проекту не удастся остаться в тени;
  • инвесторы могут очень долго принимать решение по поводу сделки; сам процесс привлечения такого капитала может быть затяжным и тяжелым;
  • многие фонды предоставляют средства в течение определенного периода времени и только при выполнении условий для перехода на следующий раунд финансирования;
  • некоторые фонды могут потребовать ROI (возврат инвестиций) в течение трех-пяти лет.

Как привлечь венчурные инвестиции

Венчурные инвесторы берут на себя большой риск, поэтому они крайне осторожны в выборе проектов. Чтобы провести успешную презентацию своего бизнеса, необходимо основательно подготовиться.

Вот несколько советов для авторов идей:

  • нужно наглядно показать, как изменится бизнес после применения инновации
  • и как вырастет его ценность, а также аудитория;
  • рассказать о потенциале проекта, его «потолке» в сфере финансов и аудитории;
  • не использовать сложные термины на презентации и ссылаться на экспертов;
  • продемонстрировать инвестору, что именно он покупает;
  • показать, как проект снизит издержки бизнеса;
  • рассказать, какая из существующих больших компаний может заинтересоваться продуктом;
  • показывать уже готовый продукт, а не идею.

Перед презентациями неплохо бы подготовить приветственные письма инвесторам, чтобы заинтересовать их.

Фото:Carles Rabada / Unsplash

Венчурные инвестиции в России

В 2019 году сумма российских венчурных инвестиций достигла $868 млн. При этом только 11% стартапов удалось привлечь такое финансирование. В кризисном 2020-м треть венчурных инвесторов в России нашли для себя новые направления, а 12% нарастили объем инвестиций. Однако при этом произошло сокращение венчурных инвестиций на 19%, до $702,9 млн с ростом сделок на 14%.

По данным исследования «Венчурный барометр», наиболее привлекательными отраслями для инвесторов являются финтех, искусственный интеллект и машинное обучение. Растет интерес и к сфере образования.

По словам Константина Синюшина, пока преждевременно говорить о популярности венчурных инвестиций в России. Он отмечает, что статистика прироста такого капитала довольно скудная, и немногие проекты с ранними инвестициями от физических лиц доживают до выхода на внутренний рынок. Поэтому государство решило поощрять такие вложения на том же уровне, на каком поддерживает вложения в рынок ценных бумаг. Однако эксперт уверен, что с учетом всех рисков этот уровень должен быть выше.

В итоге, отмечает Синюшин, и российские фонды, и физические лица предпочитают инвестировать за границей. В частности, венчурный клуб коллективных инвестиций АngelsDeck все чаще предлагает участникам вкладывать в проекты россиян за рубежом. На сегодня это самый крупный российский венчурный клуб, поясняет Синюшин.

Эксперт подчеркнул, что пока не существует действительно больших венчурных фондов с миллионными вложениями, которые бы управлялись россиянами и были бы ориентированы только на внутренний рынок.

Читать статью  Как запустить венчурный фонд

Вот крупнейшие российские венчурные фонды, которые работают в России (по версии РВК):

  1. Runa Capital. Его основал Сергей Белоусов, который создал популярную платформу для размещения облачных сервисов Parallels. Фонд помог подняться таким стартапам, как Nginx и LinguaLeo. Его доля в проектах составляет до 40%, а максимальная сумма инвестиций — $10 млн.
  2. Admitad Invest. Инвестирует в интернет-проекты.
  3. Kite Ventures. Поддерживал такие сервисы, как Trends Brands и Ostrovok. Обычно доля фонда составляет от 3% до 30%, а максимальная сумма инвестиций — $10 млн.
  4. ru-Net Ventures. Фонд инвестировал в «Яндекс» и Ozon, а его доля в проектах составляет в среднем 30-35%.
  5. IMI.VC. Инвестирует в игры, социальные приложения и потребительские сервисы. В их числе были Game Insight и Narr8. Обычно доля фонда в проектах составляет 40%, а максимальная сумма инвестиций — $1 млн.
  6. ABRT. Фонд инвестировал в KupiVIP и Acronis. Его доля составляет 20-35% на посевной стадии и 15-30% на взлете компании. Максимальная сумма инвестиций достигает $4 млн и $15 млн соответственно.
  7. Almaz Capital. Вкладывается в технологии с долей в 10-40%. Поддержал проекты Alawar, Flirtic, Jelastic.
  8. РВК. Государственный венчурный фонд, который инвестирует с долей в 25%.
  9. Vesna Investment. Поддерживал проекты shopogoliq.ru, Looksima, Connect2me.
  10. Intel Capital. Инвестирует в технологические проекты KupiVIP и Sapato. Доля в проектах составляет до 30%.
  11. Russian Ventures. Поддержал рекламную сеть Okeo, портал Ogorod и кнопки для репостов в социальных сетях pluso.ru. Инвестирует от $35 тысяч с долей 15%.
  12. Venture Angels. Поддержал стартап по созданию дизайна кружек и футболок Printio, изготовлению энергетических батончиков BioFoodLab и «Кнопку жизни».
  13. Softline Venture Partners. Фонд поддержал сервисы удаленного обучения «Мираполис», облако ActiveCloud, интернет-магазин с подарочными сертификатами Daripodarki, а также Magazinga и e-mail-рассылку Client24.

Синюшин отмечает, что экспортная часть венчурного российского рынка сегодня имеет отличные перспективы. Что касается внутреннего сегмента венчурных инвестиций, то пока фонды с частным капиталом не проявляют к нему интереса, и вряд ли в ближайшем будущем что-то изменится.

Однако здесь активно работают фонды с государственным капиталом и корпоративные венчурные фонды. Их меньше интересует окупаемость; кроме того, они обладают необходимыми ресурсами и административными рычагами. Таким образом, единого венчурного рынка в России сегодня практически нет, заключает эксперт.

Венчурное инвестирование в инновационной экономике: мировые тенденции и российские перспективы Яценко Владимир Петрович

Яценко Владимир Петрович. Венчурное инвестирование в инновационной экономике: мировые тенденции и российские перспективы : Дис. . канд. экон. наук : 08.00.14 : Москва, 2005 183 c. РГБ ОД, 61:05-8/2439

Глава 1. Инновационные процессы в современной экономике и роль финансовых рычагов в их функционировании 10

1.1. Стадии инновационного процесса и источники их финансирования 10

1.2. Проблемы финансирования научно-технической сферы 17

1.3. Кредитование реального производства 29

1.4. Место венчурного капитала в системе финансирования инновационной деятельности 39

Глава 2. Мировые тенденции развития венчурного инвестирования в инновационной сфере 57

2.1. Основные особенности и динамика роста рынков венчурного капитала 57

2.2. Современные механизмы прямого и косвенного государственного участия в развитии венчурного инвестирования 70

2.3. Анализ опыта венчурного инвестирования на примере отдельных промышленно-развитых стран Запада 85

2.4. Становление венчурного капитала в странах Центральной и Восточной Европы 107

Глава 3 Актуальные проблемы венчурного обеспечения инновационной деятельности в России: реальность и перспективы

3.1. Современное состояние и особенности развития российского венчурного предпринимательства 122

3.2. Совершенствование системы государственной поддержки и

механизма стимулирования венчурного инвестирования 143

Список используемой литературы 173

  • Стадии инновационного процесса и источники их финансирования
  • Проблемы финансирования научно-технической сферы
  • Основные особенности и динамика роста рынков венчурного капитала
  • Современное состояние и особенности развития российского венчурного предпринимательства

Введение к работе

Долгосрочные перспективы социально-экономического роста России будут во многом определяться ходом реализации поставленной Президентом РФ задачи перевода страны на принципиально новую, инновационную модель развития, которая предполагает во-первых, существенный разворот всей государственной политики в сторону научно-технической сферы и ее поддержки, во-вторых, резкое увеличение затрат.

Этот многогранный и исключительно сложный процесс должен в полной мере учитывать мировые тенденции, те вызовы и перспективы, которые формируют новый XXI век. Опыт ведущих западных стран, вставших на путь инновационного развития, указывает прежде всего на ключевую роль в этом процессе системы государственной и корпоративной финансовой поддержки всех стадий воспроизводственного цикла — от фундаментальной науки, прикладных исследований и разработок до выведения конкурентоспособной наукоемкой продукции на рынок и создания молодых быстроразвивающихся высокотехнологичных компаний, способных стать привлекательным объектом для прямых инвестиций и крупных заемных средств. Важнейшим условием перехода к новому качеству экономического развития является также привлечение инвестиций к процессу тиражирования нововведений и обновления основного капитала.

В силу высокой рискованности инновационной деятельности частному капиталу, ориентированному на максимизацию текущих прибылей, далеко не всегда выгодно, с точки зрения текущих интересов, заниматься освоением новых технологий. Поэтому институтам государственного управления, работающим в инвестиционной сфере, приходится принимать меры, снижающие риск инновационного предпринимательства, такие как создание механизма стимулирования

внедрения новой техники на основе государственно-частных партнерств, как обеспечение доступа к информации, как помощь участникам рынка в определении правильных приоритетов научно-технологических разработок. Итогом этих усилий, как показывает практика развитых стран, становится появление многочисленных новых субъектов инновационной активности, рост объемов выпуска продукции отраслей высоких технологий, формирование соответствующей конкурентной рыночной среды и эффективной инфраструктуры поддержки инновационной деятельности.

Особое внимание в последние годы уделяется венчурному инвестированию, которое предполагает обеспечение финансовой поддержки преимущественно малым и средним инновационным предприятиям на наиболее уязвимом участке цикла — внедрения научно-технических достижений, когда иные финансовые источники воздерживаются от рискованных вложений, и, тем самым обеспечивает высокие темпы роста компаний.

Актуальность исследования. Венчурный бизнес, зародившийся в середине 50-х гг. прошлого века, развился в начале нового столетия в мощную мировую индустрию и зарекомендовал себя как один из действенных инструментов финансовой поддержки и развития реального сектора экономики. Основная причина столь интенсивного роста венчурного бизнеса связана с осознанием в развитых странах важных функций, которые может эффективно выполнять венчурный капитал в современной рыночной экономике. Речь идет, во-первых, о содействии освоению новых передовых научно-технических разработок для создания конкурентоспособных высокотехнологичных продуктов и технологий и, во-вторых, о создании новых рабочих мест в малом и среднем бизнесе с целью повышения общего уровня занятости.

Становление венчурного капитала совпало по времени с бурным развитием новых отраслей, таких как персональные компьютеры и биотехнология, и сопровождалось беспрецедентным ростом числа малых и средних предприятий. Они стали своеобразными инкубаторами для множества идей, рождаемых в фундаментальной или в прикладной науке. Масштабы венчурной индустрии, ныне существующей в мире, оцениваются уже суммой около 200 млрд. долл. Правительства ведущих стран ОЭСР ежегодно инвестируют порядка 3 млрд.долл. в рисковое венчурное финансирование. В последнее время значительное развитие венчурная индустрия получила в странах Восточной и Юго-Восточной Азии, и, в первую очередь, в Китае, Республике Корея, Сингапуре, а также в Германии, Израиле, Финляндии. Наблюдается рост объемов венчурного инвестирования в европейских странах с переходной экономикой.

Россия, несмотря на обладание значительным научно-техническим потенциалом, с большим опозданием подключается к мировым процессам интеллектуализации производства и результирующие показатели ее инновационной активности пока низки. В настоящее время внедрением инноваций занимается лишь 4-5% отечественных предприятий, тогда как в США, Германии, Франции и Японии — от 70 до 82%. Одной из главных причин такого разрыва являются сложности, связанные с нахождением финансирования под инновационные проекты, а также с отсутствием развитой деловой инфраструктуры и квалифицированного менеджмента.

В этой ситуации полномасштабное привлечение венчурных инвестиций в отечественную экономику (особенно в инновационный сектор) имело бы существенное значение для преодоления сложившегося отставания и создания отечественной конкурентоспособной технологической базы, формирующей перспективу общего роста экономики России.

Венчурному бизнесу в России немногим более десяти лет, но до сих пор он поддерживается в основном венчурными фондами зарубежного происхождения, объем вложений которых в высокотехнологичный сектор российской экономики малозначим и составляет не более 5% в общем объеме прямых инвестиций.

В контексте решения поставленной на ближайшую перспективу задачи удвоения российского ВВП разработка концептуальных основ развертывания отечественного венчурного потенциала, формирования инфраструктуры рискового инвестирования и механизма финансовой поддержки малых и средних высокотехнологичных фирм представляется одной из важнейших и неотложных теоретических, методологических и практических проблем, отвечающих потребностям скорейшего перевода экономики России на инновационный путь развития и становления в нашей стране полноценного постиндустриального общества.

Степень разработанности темы. Несмотря на то, что венчурные институты действуют на территории Российской Федерации уже несколько лет, перспективы их дальнейшего развития как важнейшего инструмента инновационной политики пока не стали предметом систематического изучения. Более того до 2002 года венчурное инвестирование пребывало на положении «незаконно» привнесенного из- за рубежа феномена. Только в последнее время в России начали формироваться соответствующая правовая среда и создаваться отдельные элементы инфраструктуры отечественного венчурного

предпринимательства. Настоящая диссертация является попыткой продвинуться вперед в комплексном исследовании этой важной и сложной проблемы и с учетом мирового опыта оценить ближайшие перспективы становления венчурного бизнеса в нашей стране.

Целью исследования является анализ современных мировых тенденций развития венчурной индустрии, а также разработка комплекса

рекомендаций по созданию системы государственной поддержки и механизма стимулирования венчурного инвестирования в России.

Объектом исследования работы являются процессы, происходящие в сфере финансирования инновационной деятельности в развитых странах и перспективы развертывания венчурной индустрии в России.

Теоретической и методологической основой работы являются труды ведущих отечественных и зарубежных ученых и специалистов в области политической экономии, промышленно-инновационной политики и международных экономических отношений. К ним, прежде всего, относятся работы О.Т.Богомолова, С.Ю.Глазьева, Р.Н.Евстигнеева, А.Н.Быкова, Н.И.Комкова, Д.С.Львова, А.А.Дынкина, Н.И.Ивановой, А.М.Смулова, В.Л.Макарова, П.Г.Гулькина, А.И.Никконен, Е.Б.Ленчук, Т.Перкинса, Ю.Клейнера, Ф.Кофилда, Б.Байерса, В.Стивенса, М.Портера и

Читать статью  Существование на грани погрешности: как российские стартапы привлекали инвестиции в первом квартале 2023 г.

Научную новизну диссертации составляют следующие наиболее существенные результаты исследований:

-проинвентаризированы по ведущим странам существующие модели финансирования процессов воспроизводства знаний как первого этапа инновационного цикла, а также последующей передачи технологий из научно-технической сферы в промышленность с учетом культурной, политической и финансовой ситуации в каждой стране;

-конкретизировано функциональное назначение венчурных инвестиций, отличающее их от других форм инвестиций: активизация малого и среднего инновационного бизнеса, разработка новых технологий, ноу-хау, методов организации, управления и мотивации; интернационализация бизнеса; развитие конкурентных отношений; увеличение экспортных возможностей национального бизнеса;

-на основе анализа мирового опыта доказан тезис о необходимости нахождения постоянного компромисса между откровенно частными

капиталистическими интересами венчурной индустрии и степенью государственного вмешательства в эту индустрию;

-обоснована ключевая роль государства в формировании интегрированной инфраструктуры венчурного финансирования и малого предпринимательства;

-показано, что для российской практики наибольший интерес представляет опыт стран, в которых венчурная индустрия десятилетие назад отставала от лидеров, но за истекший период интенсивно развилась, при активной помощи государства (Германия, Израиль, Финляндия, страны ЦВЕ и др.);

-обозначены системные, общеэкономические причины,

сдерживающие развитие и использование венчурных инвестиций в условиях России как одного из факторов инновационного роста, а именно: отсутствие четкой государственной политики в области поддержки венчурного бизнеса в рамках малых и средних предприятий; ограниченность сфер для притока инвестиций, обеспечивающих необходимую рентабельность; неразвитость инфраструктуры, направленной на обеспечение деятельности венчурных инвесторов;

-сформулирована и проанализирована концептуальная модель функционирования системы венчурного инвестирования, которая в агрегированном виде описывает основные зависимости, характеризующие динамику его развития и условия взаимодействия с инновационной сферой в переходном периоде;

-показана целесообразность создания специального сегмента российского фондового рынка, связанного с ценными бумагами высокотехнологичных предприятий.

Практическая значимость работы состоит в возможности использования содержащихся в ней рекомендаций для формирования стратегии развития венчурного инвестирования в России с целью

обеспечения устойчивого инновационного и экономического роста. Основные выводы и результаты исследования могут быть также учтены государственными и региональными органами при выработке предложений по использованию возможностей венчурного предпринимательства в инновационном развитии конкретных регионов и страны в целом.

Апробация результатов исследования. Основные научные положения, выводы и предложения диссертационной работы опубликованы в статьях автора, а также были изложены и обсуждены на заседаниях Центра промышленной политики ИМЭПИ РАН.

Стадии инновационного процесса и источники их финансирования

В условиях перехода на инновационный путь развития, сопровождаемого ускоренным использованием научно-технических достижений, реальная экономика требует аккумуляции масштабных инвестиционных ресурсов, в частности, привлечения бюджетных средств, кредитов банков, использования других финансовых инструментов. По существу доступ к финансам рассматривается как ключевой фактор для интенсивного развития в условиях рынка: «если у вас есть проблема, которую вы можете решить с помощью денег, считайте, что у вас нет проблем».

Создание фискальных и законодательных условий, стимулирующих предложение инвестиций для реализации инновационных проектов, направленных на решение системных задач (стабилизация и подъем экономики, структурная перестройка промышленности, внедрение научно-технических достижений, создание новых и реформирование существующих рабочих мест как части более общей социальной задачи, проблемы промышленной экологии как часть решения задачи сохранения и восстановления природной среды и др.) является по определению основным содержанием кредитно-инвестиционной политики государства, вступающим на путь инновационного развития. Может показаться, что для развертывания инновационного процесса рынок не нуждается в партнерстве с государством, так как согласно либеральной экономической теории, только рынок под воздействием спроса и предложения в условиях свободно определяемых цен может вырабатывать востребованные обществом пропорции экономического развития. Однако на самом деле государство и не собирается посягать на эту священную рыночную функцию, но оно может играть важную роль в стимулировании инновационного процесса, в чем рынок и общество всегда заинтересованы. Действительно, создание новшеств — это, как правило, рискованный процесс из-за невозможности заранее предсказать результаты экспериментов и из-за значительных затрат, сопровождающих этап разработки и внедрения технологий.

Ведь как показывает статистика инновационной деятельности, для того чтобы получить одно изобретение, приносящее коммерческий успех, необходимо отработать не менее сотни научно-технических идей. Другими словами, инновационный процесс как объект инвестирования не очень привлекателен для частных компаний, ориентированных на достижение предсказуемых коммерческих результатов и на получение высоких доходов в возможно короткий срок. А это значит, что в основе необходимости активного участия государства в инновационных процессах лежат объективные причины (то есть те причины, которые не зависят от желания и потребности отдельных лиц или группы людей) и связаны они с особенностью инновационной деятельности как объекта для частных инвестиций. Таким образом, задача поддержки инновационного развития экономики, решаемая государством, не противоречит рыночному характеру развития экономики. Меры государственного воздействия могут быть как прямые, так и косвенные. К прямым мерам относится прямое финансовое участие государства. К косвенным мерам относятся: нормативно-правовое регулирование, содействие формированию инфраструктуры, формирование благоприятной психологической среды. Финансирование научно-технической сферы и промышленного производства при инновационном росте, как показывает мировой опыт, относится к числу самых долговременных и высокорисковых вложений и потому всегда проходит непросто, тем более, когда его пытаются реализовать в переходных экономиках в условиях острой нехватки средств. В качестве основных источников инвестиционных ресурсов используются государственные бюджетные и внебюджетные средства, кредиты банков, венчурный капитал, средства стратегического партнера и собственные средства компаний. Тот или иной источник финансирования выбирается компаниями в зависимости от различных ситуаций, формы собственности и структуры. Сравнительная характеристика (см. табл.1) выбираемых источников капитала указывает на существующие ограничения и преимущества их использования для финансируемой компании. Перед инвестором, работающим в инновационном бизнесе, не стоит задача привлечения средств в данный бизнес ради поддержания текущей деятельности конкретной компании. Главное, чтобы в ходе реализации инновационного цикла, тем более на его завершающей стадии, происходило непрерывное увеличение стоимости бизнеса и приращение собственности акционеров. До недавнего времени в России успешная реализация инновационного цикла воспринималась как результат автоматического процесса, начинающегося с научного исследования и проходящего через стадии разработки, финансирования, производства, маркетинга и последующего распространения. При этом менеджеры боролись за улучшение показателей своей стадии, не особенно стремясь к пониманию взаимоотношений между различными этапами реализации технологии в целом.

Проблемы финансирования научно-технической сферы

Вопрос об уровне финансирования научно-технической сферы и развития научно-технических потенциалов является центральным для инновационной политики любого государства. К началу XXI в. расходы на ИР в мире достигли огромной величины. Так, совокупные внутренние расходы стран, объединяемых ОЭСР, в 2002г. составляли почти 650 млрд. долл., или 2,3% от их суммарного валового внутреннего продукта (Рис.1).

В целом в последнее десятилетие показатели общей наукоемкости ВВП (доля затрат на НИОКР в ВВП) в развитых странах сохраняются на уровне 2,5-3,1% в США, Японии и Германии, на уровне 1,9-2,2% во Франции, Канаде и Великобритании, 3,5-4,2% в Финляндии и Швеции.

В абсолютном выражении безусловным лидером по затратам на НИОКР являются США. В 2002 г. они израсходовали на эти цели 284,6 млрд. долл. — это значительно больше, чем все остальные страны «большой семерки» вместе взятые. Это значит, что по данному показателю они превосходили Японию в 2,6 раза, Германию — в 5,1(54,3 млрд. долл.), и Великобританию — в 8,9 раз(31 млрд. долл.).

Регионом ускоренного развития научно-технической сферы в истекшее десятилетие стали новые индустриальные азиатские страны, увеличившие наукоемкость ВВП в полтора-два раза и приблизившиеся к показателям европейских стран, а Южная Корея по этому показателю уже достигла уровня США. В 2002 г. доля затрат на науку в ВВП составляла здесь 2,9%. Для сравнения, в том же году соответствующие расходы России (14,7 млрд. долл.) были почти сопоставимы с расходами на исследования и разработки, осуществляемые на Тайване — 12,2 млрд. долл.

В последние годы наблюдается четкая тенденция к сокращению различий в уровнях финансирования США и других промышленно развитых стран, поскольку темпы роста расходов на ИР в большинстве из этих стран были выше, чем в США. Самые высокие темпы роста затрат на ИР были зафиксированы на Тайване. Расходы на исследования и разработки в 90-е годы прошлого столетия росли в этой стране на 17% в год в реальном выражении. На втором месте — Южная Корея (рост на 12%). В этот же период в Японии расходы на ИР увеличивались на 5% ежегодно, во Франции и Германии — на 2%, в то время как в США — только на 0,6%.3

Особое внимание в большинстве развитых стран уделяется финансовой поддержке государством сферы фундаментальных исследований, роль которых в современных условиях возрастает. Стратегическими документами этих стран фундаментальная наука провозглашена как основа экономического роста. Действительно, практикой установлено, что достижения в области фундаментальных научных знаний создают задел для прикладных разработок в промышленности на 10-20 лет вперед. А по оценкам американских экспертов, в США на 1 долл., вложенный на фундаментальной стадии PIP, приходится 9 долл. прироста ВВП.

Несмотря на это в большинстве развитых стран совокупные затраты государства, озабоченного прежде всего поддержкой фундаментальных исследований, росли гораздо медленнее в последние пятнадцать лет, чем инвестиции в науку частного капитала, который, как уже отмечалось, в основном ориентируется на развитие прикладных исследований и разработок. В итоге в структуре финансирования в целом доля частного корпоративного сектора, как правило, превышает в этих странах государственные расходы на ИР.

В США, по предварительным данным за 2004г., федеральные расходы на фундаментальные исследования составили 26,643 млрд. долл. (или 26,4% от общих расходов на науку), на прикладные исследования 27,429 млрд. долл. (или 27,14%), на разработки 46,983 млрд. долл. (или 46,49%). Более значительная доля расходов на разработки как раз и подтверждает тот факт, что компании заинтересованы в увеличении инвестиций в продление «жизненного цикла» той технологии, которая была адаптирована в производстве, путем ее постоянных улучшений, увеличивающих коммерческий эффект, но не сопряженных с высоким риском и значительными сопутствующими затратами (как в случаях первичного внедрения технологии в производство).

Читать статью  Как найти инвестиции стартапу

Основные особенности и динамика роста рынков венчурного капитала

Стремительное развитие венчурного инвестирования, наблюдаемое в последние два-три десятилетия во всем мире, привело к бурному росту рынков венчурного капитала. К середине 90-х годов прошлого столетия его объем превысил 100 млрд. долл., а в настоящее время — составляет 200 млрд. долл. Только за один 1996 г. новые инвестиции венчурного капитала в США составили около 10 млрд. долл. Спустя пять лет в 2000г. новые инвестиции венчурного капитала только одной страны — США возросли до 100 млрд. долл.

Динамика вложений венчурного капитала на западноевропейском рынке также свидетельствует о долгосрочной тенденции роста, который в последние годы резко ускорился. В период с 1996-2000 гг. рост венчурных инвестиций в Европе составил более 91 млрд. евро, из них в высокотехнологичный сектор — более 25 млрд. евро. В настоящее время ежегодный объем инвестиций в странах ЕС со стороны более 500 действующих здесь венчурных фондов достигает 14,5 млрд. евро.

В современной практике развития венчурного бизнеса сложилось три основных региональных рынка венчурного капитала — США и Канады, Юго-Восточной Азии и Европы, каждый из которых характеризуется своими особенностями развития. Кроме того, в последние годы активно формируются рынки венчурного капитала на территории стран Центральной и Восточной Европы, Индии, Израиля, Австралии.

Учитывая, что механизм венчурного инвестирования сложился в США значительно раньше, чем в Европе, венчурный бизнес на североамериканском континенте считается более развитым. По своим объемам он превосходит европейский. Однако принципиальное отличие венчурной индустрии США от европейской состоит не столько в объемах венчурного капитала, сколько в выборе объектов инвестирования. Так, США и Канада традиционно ориентируются на финансирование в первую очередь новых и очень молодых инновационных объектов, т.е. вложения в высокие технологии являются преобладающими. В последние годы фирмы, основанные на базе инновационных технологий, составили там около 60 % всех компаний, куда был направлен венчурный капитал.

Другая отличительная черта американской индустрии венчурного капитала — высокая доля в числе получателей инвестиций фирм на ранней стадии развития (в 2000 г. эта доля составляла около 30%). Средний размер венчурной инвестиции составляет в настоящее время около 5 млн. долл.

Следует отметить, что благоприятную обстановку для бурного развития венчурной индустрии на североамериканском континенте создает, прежде всего, развитость фондовых рынков, в частности, фондового рынка для малых высокотехнологических предприятий -NASDAQ. Кроме того, американский высокотехнологичный сектор может быстро развиваться благодаря величине платежеспособного рынка и вследствие того, что захват американского рынка часто означает и победу в международной конкуренции. Немаловажен также тот факт, что американские университеты получают огромные ассигнования на проведение научных исследований от государственного и частного секторов, высокомобильны, ориентированы на конкуренцию и имеют высокую мотивацию к коммерциализации своих разработок. В США 4% наиболее быстрорастущих фирм, большинство которых поддержано венчурным капиталом, создают 70% всех новых рабочих мест.

Что касается Западной Европы, то здесь венчурные инвестиции распределяются между отраслями достаточно равномерно, и процесс финансирования программ развития охватывает широкий спектр компаний, не ограничиваясь фирмами, использующими высокие технологии. В Западной Европе венчурный капитал используется в основном на цели развития. Однако, по мере расширения финансирования отдельных сделок, в большинстве случаев приносящего более низкий доход, но связанного со значительно меньшим риском, венчурный капитал континентальной Европы в 90 — е годы начал ориентироваться на эту область инвестирования. В ряде стран рост предпринимательства на базе венчурного капитала во многом вызван возникшим в 80 — е годы повышенным интересом управленческого персонала к приобретению предприятий, на которых он занят. Такая структура венчурного капитала характерна сегодня, прежде всего, для Великобритании и Франции. Исключением для Европы являются Нидерланды, где венчурное финансирование получило широкое распространение и организовано примерно так, как в Северной Америке. В Германии структура венчурного капитала представляет нечто среднее между его структурой в Нидерландах и Франции.

Кроме того, американский и европейский рынки венчурного капитала отличаются и по источникам формирования. Главными инвесторами европейского венчурного капитала являются коммерческие и клиринговые банки, государственные учреждения, университеты, тогда как в США — пенсионные фонды, спонсоры, частные лица и страховые компании. Среди европейских стран только в Великобритании пенсионные фонды являются существенным источником пополнения фондов венчурного капитала. Например, в Германии на долю банков в середине 90-х годов приходилось больше половины всего работающего в стране рискового капитала.

Современное состояние и особенности развития российского венчурного предпринимательства

Российский венчурный бизнес имеет значительно более короткую историю развития, чем западные страны, поскольку впервые эта форма финансирования появилась в России в период становления рыночных отношений. И сегодня, по мнению большинства российских и зарубежных специалистов, венчурная индустрия в России очень сильно напоминает сложившуюся к началу 60-70-ых годов ситуацию в США — отсутствие развитой венчурной инфраструктуры, дефицит финансовых ресурсов, нехватка квалифицированных кадров, как для инновационных компаний, так и для венчурных фондов.

Исторический путь, который прошел российский венчурный бизнес можно, на наш взгляд, разделить на три этапа. Первый этап это начало 90-х годов, когда появились первые венчурные фонды, формируемые правительствами стран «большой семерки» и Европейским Союзом в целях поддержки приватизированных российских предприятий. К 1996 г. на территории России было создано 11 Региональных венчурных фондов (РВФ) Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), которые должны были совершать инвестиции в размере от 300 тыс. долл. до 3 млн. долл. в частные компании с числом работающих от 200 до 5000 чел в рамках программы массовой приватизации.40 Фонды создавались на 10-летний срок и носили закрытый характер.

Примерно в то же время появились несколько фондов с участием Международной финансовой корпорации и американского капитала, а в 1997 г. — уже около 30 венчурных фондов и фондов прямого инвестирования с иностранным капиталом, аккумулировавшим по разным оценкам от 3 до 4 млрд. долл.

Первая инвестиция была сделана в 1995 г. Однако процесс инвестирования был затруднен в силу следующих факторов. Во-первых, экономика России находилась на ранней стадии рыночного развития. Механизмы прямого инвестирования не были развиты, а понимание этого процесса ограничено. Во-вторых, создание венчурных фондов с иностранным капиталом создал такую ситуацию, когда менеджеры фондов были слабо адаптированы к российским условиям, а менеджеры компаний остерегались внешних инвесторов. Крайне медленно протекало и создание управляющих команд.

Следует отметить, что процесс становления венчурного бизнеса был серьезно подорван кризисом 1998 г., в результате которого более половины из действовавших в России венчурных фондов и фондов прямых инвестиций прекратили свое существование. По оценке Institute for Economic Analysis в Вашингтоне, суммарные потери западных инвесторов на операциях с ГКО составили около 70 млрд. долл. Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР) оценивал свои потери в 169,50 млн. долл. за первые девять месяцев 1998 г. Потери американских коммерческих и инвестиционных банков в России составили более чем 1 млрд. долл. В области прямых зарубежных инвестиций потери были также весьма ощутимыми. В соответствии с исследованиями Американской торговой палаты, приблизительно установленный размер убытка, понесенного ее членами в России, составил 500 млн. долл.

Значительная часть инвесторов к весне 1999 г. либо продала свои российские проекты, прекратив новые инвестиции, либо начала поиск возможности выхода из них (в особенности это относится к американским инвесторам). В частности свернули свою деятельность в России Providence Capital, Junction Investor, CEENIS Property Fund, PBO New Europe Property Fund, Russian Venture Capital Fund of America. Из большого разнообразия инвестиционных фондов «первой волны» деятельность в России продолжили около 50-60%.

Восстановить доверие инвесторов стран Запада удалось только к 2000 г. благодаря существенному улучшению макроэкономических показателей страны, что дало толчок новому второму этапу развития венчурного бизнеса в России. По некоторым экспертным оценкам, к 2000 г. на территории России действовало около 30 фондов с общей капитализацией примерно 2,5-3 млрд. долл.43

Благоприятным моментом для развития венчурной индустрии в России также послужило повышение рейтинга инвестиционной привлекательности России. К середине 2002 года Россия переместилась на 17 место в списке 25 государств, наиболее привлекательных для зарубежных прямых инвестиций. Ранее она находилась за пределами этого списка.

Рост доверия зарубежных инвесторов к России и повышение ее инвестиционной привлекательности привели к тому, что в 2002 г. несколько западных финансовых структур объявили о своих намерениях создать новые фонды или дополнительно проинвестировать уже действующие на ее территории. Так, например, Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР), проинвестировавший за последнее десятилетие более 250 средних и малых предприятий из различных регионов России в размере около 1,5 млрд. долл., объявил о предполагаемых дополнительных инвестициях в ряд действующих Региональных венчурных фондов ЕБРР, так называемой, «первой волны». Корпорация по зарубежным частным инвестициям США выразила намерения время вложить в российскую экономику 1 млрд. долл.45 Деньги американских инвесторов планировалось направить в энергетику, инансовыи сектор.

Европейский Банк Реконструкции и Развития сообщил о дополнительных инвестициях в действующие Санкт-Петербургский Региональный венчурный фонд и Региональный венчурный фонд Центральной России, находящийся под управлением Quadriga Capital Russia. С учетом дополнительно привлекаемого финансирования из частных источников размер этих инвестиций составил 100 млн. долл. В мае 2003 года один из крупнейших корпоративных венчурных фондов Intel Capital сделал два объявления: об открытии офиса в Москве и об инвестициях совместно с Международной финансовой корпорацией (IFC) в российскую компанию ru-Net на сумму 10 млн. долл.

Источник https://trends.rbc.ru/trends/innovation/60afc5cd9a794770bd30b37b

Источник http://www.dslib.net/economika-mira/venchurnoe-investirovanie-v-innovacionnoj-jekonomike-mirovye-tendencii-i-rossijskie.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *